воскресенье, 29 апреля 2012 г.

Поэтическое наследство Вольтера

Продолжаем рассматривать ЛЮБОВЬ в Поэзии.Сегодня познакомимся с наследием Вольтера.


Поэтическое наследие Вольтера.


Вольтер прежде всего блестящий мастер так называемой легкой поэзии. Он автор бесчисленных стихотворений, подсказанных мимолетным любовным увлечением, приятным разговором, желанием польстить великосветской красавице или, напротив, уязвить незадачливого придворного витию или чопорного вельможу, кичащегося своим происхождением. Вольтер преисполнен сознанием своего интеллектуального превосходства над светским окружением, он шутит, наслаждается остроумием, творческая энергия бьет в нем через край.

Во всем этом виден человек, осознавший свою общественную ценность, свое достоинство. Если Вольтер часто адресуется к салонной знати, то главным образом потому, что хочет ей свободно, на языке остроумной фамильярности высказать свое мнение. Вольтер гордится тем, что благодаря своему уму и таланту он стал вровень с наиболее значительными людьми своего времени и даже получил возможность судить дворянское общество, говорить ему правду. Европейскую известность, например, получила эпиграмма Вольтера на придворных меломанов, третировавших талантливого композитора Гретри:

Париж венком обвил твой лоб,
Но принял двор тебя посуше.
Частенько у больших особ,
О мой Гретри, — большие уши!
(Пер. А. Кочеткова)

Легкая поэзия Вольтера рождена не в порыве лирического вдохновения. Пушкин назвал ее «забавой ума» поэта. До свидетельству Герцена, в ней «ни одной строки нет, которая бы не была пропитана его мыслью, все равно: панегирик ли это датскому королю или комплимент м-м Шатле — везде одно и то же»9. Лирика Вольтера отличается большим изяществом. Любовное переживание, вызванное даже сильным накалом чувства, в ней обычно снимается шуткой. Примером может служить «Сновидение» — восьмистишие, обращенное к принцессе Ульрике Прусской, переведенное А. С. Пушкиным:

Недавно, обольщен прелестным сновиденьем,
В венце сияющем, царем я зрел себя;
Мечталось, я любил тебя —
И сердце билось наслажденьем.
Я страсть у ног твоих в восторгах изъяснял.
Мечты! Ах! Отчего вы счастья не продлили?
Но боги не всего теперь меня лишили:
Я только — царство потерял.

В некоторых стихах, особенно посвященных Эмилии дю Шатле, с которой поэт был связан долголетней дружбой и любовью, Вольтер изъясняется языком страсти, с оттенком иронически-шутливого отношения к предмету своей любви, который не снижает общего накала. Таково стихотворений, начинающееся словами «Ты мне велишь пылать душою».

2 комментария: